Главная » Статьи » Статьи » Деньги, финансы

Денежный голод на Дону 1918 г.

 Это случилось ещё в самом начале гражданской войны. Многие из городов бывшей Российской Империи стали тогда как бы столицами отдельных государств. Ростов попал в их число одним из первых. В декабре 1917 года из города и всей Донской области были на время изгнаны большевики. Область оказалась в денежной изоляции. Царские кредитные билеты и монеты давно уже разошлись по тайникам. Подкреплений наличными деньгами из "красного" Петрограда, естественно, ждать не приходилось. Вскоре в банках иссякли даже "керенки". Начался настоящий "денежный голод".
  В соответствии с разрешением Временного Правительства, в Донской области, как и во всей России, с июля 1917 года имели право хождения в качестве денег облигации "Займа Свободы", их купоны, 4% билеты государственного Казначейства и т. п. Управляющий Ростовской Конторой Государственного Банка Ромуальд Эдуардович Гульбин, на основании этого разрешения, своим распоряжением пустил в обращение в первых числах декабря 1917 года следующие суррогаты денежных знаков:
  1). 4% билеты Государственного Казначейства всех выпусков, всех номиналов, с неотрезанными досрочными купонами (т.е. с 1 февраля 1918 года и всеми последующими). Причем и купоны наступивших сроков оплаты могли оставаться неотрезанными, в этом случае их стоимость плюсовалась к цене билета.
  2). Облигации "Займа Свободы", от 20 до 1000 рублей включительно, с 8 купонами, - за 85% от номинала - с гербовой печатью и штампом: "17 р. Настоящая облигацiя съ 8 (восьмью) купонами выпущена Ростовской Конторой Государственнаго Банка въ качествь денежнаго знака въ суммь 17 (семнадцать рублей)".
  3). 5% краткосрочные обязательства Государственного Казначейства истекших сроков, в номиналах от 1000 до 25 000 рублей включительно.
  4). Купоны от всех займов, не облагавшихся 5% сбором с доходов от денежных капиталов (включая купоны всех военных займов и "Займа Свободы"), всех номиналов, со сроком оплаты по апрель 1918 г. включительно.
  Но выпущенных суррогатов хватило всего на месяц. В январе 1918 г. закончились и они. Вот выдержка из газеты "Приазовский Край" от 17 января 1918 года: "... Банки объявили, что за полным истощением денежных знаков они временно прекращают свою деятельность…"
  Однако, уже 20 января (2 февраля) тот же "Приазовский Край" сообщал о решении недавно образовавшегося Объединенного Войскового Правительства приступить к изготовлению собственных денег - в счет общероссийской эмиссии. Объём выпуска должен был составить 300 миллионов рублей (примерно на такую сумму осталось денег на счетах донских банков), о чем и были даны атаманом Назаровым соответствующие распоряжения Ростовской Конторе Госбанка.
  Первый донской денежный знак - 10 рублей - поступил в обращение в субботу, 3 февраля 1918 года (юлианского стиля). Его выпуск вызвал в Ростове небывалый ажиотаж. В банках выстроились очереди желающих разменять кредитные билеты крупных номиналов на ростовские десятки, но разменивали не более ста рублей в одни руки.
  Вот некоторые цены ростовского базара на момент выпуска первого донского денежного знака:
  1) мешок муки - 150-180 руб.;
  2) фунт (409,5 г) мяса - 1р.50к. - 1р.80к.;
  3) фунт сливочного масла - 12-13 руб.;
  4) десяток яиц - 6 р.50 к.;
  5) десяток соленых огурцов - 30-70 коп.;
  6) кварта (1,5 литра) молока - 5 рублей;
  7) фунт судака - 1 рубль.
  Печаталась ростовская десятирублевка в три цвета: темно-синий рисунок на розово-зеленом фоне. Был и водяной знак в виде горизонтальных линий. Нумерация банкнот серийная: каждые очередные 1600 экземпляров выпускались с одним номером. Первая серия АБ-01, вторая АБ-02, третья АБ-03 и т.д. На всех банкнотах имеются факсимильные подписи уже упомянутого выше Управляющего Гульбина, а также старшего кассира Конторы Государственного Банка Алексея Ивановича Егорова. Автор рисунка и гравер - ростовский литограф Матвей Петрович Давыдов, микроподписи которого спрятаны на лавровых веточках. Он же является автором рисунка донских банкнот всех остальных номиналов, выпущенных позже (кроме 50 рублей).
  До прихода в Ростов "красной армии" Сиверса, ворвавшейся в город около пяти часов вечера 10/23 февраля, было отпечатано примерно 90 тысяч купюр, но выпуск их не прекратился со сменой власти. Заведующий Ростовской Экспедицией по Изготовлению Денежных Бланков при Конторе Государственного Банка Владимир Константинович Четырко, не уволенный большевиками, как и все остальные сотрудники, дал на всякий случай тайное распоряжение Давыдову внести в рисунок оборотной стороны десятирублевок дополнительный "ключ" - признак, по которому можно было бы безошибочно отличать советские банкноты от назаровских, что и было исполнено. Это всего-навсего лишний штрих, пересекающий один из завитков (так называемая перемычка).
  Народный комиссар финансов советской Донской Республики (провозглашенной 23 марта 1918 г. н. с.) Е. А. Болотин продолжил начатое, выпустив в обращение 2 апреля 1918 г. (григорианского стиля) и утвержденные ранее Объединенным Войсковым Правительством двадцатипятирублевки. Всего за время существования Донской Республики было напечатано на 2 000 000 руб. десятирублевок и на 7 500 000 рублей двадцатипятирублевок в "донской валюте". В ночь на 1 мая 1918 года (григорианского стиля) в Контору Госбанка явились представители местной ссоветской власти и под угрозой оружия изъяли все имевшиеся там денежные знаки, в том числе и недопечатанные. Помимо этого из коммерческих банков большевики "эвакуировали" огромное количество облигаций, акций и других ценных бумаг. Причем подвозились до вокзала все эти ценности на открытых извозчичьих повозках, с которых они часто рассыпались, и некоторые проворные граждане тогда сумели составить себе небольшое состояние из потерянных "эвакуаторами" облигаций. Но особенно интересен тот факт, что председателем комиссии по контролю за перевозкой ценностей из Ростова в Царицын был назначен некий Иван Лиходелов, по кличке Пузырь, уроженец Таганрога, сидевший в свое время за грабеж.
  С 1 по 8 мая 1918 года в Ростове полностью отсутствовала всякая политическая власть. Единственным органом власти в тот момент было городское Самоуправление, восстановившееся в прежнем виде сразу после бегства большевиков. Во главе Самоуправления стоял предпоследний Городской голова Ростова-на-Дону П. С. Петренко. Он-то и созвал 3 мая (григорианского стиля) Совещание по вопросу об урегулировании денежного обращения в Ростове и Нахичевани-на-Дону, на котором всеми местными финансовыми учреждениями (государственными и частными) было единогласно решено продолжить выпуск "донской валюты" в купюрах по 25 рублей, на общую сумму три миллиона рублей.
  8 мая 1918 года в Ростов вошли немцы. Была образована Ростовская Германская Комендатура. А уже 1 июня 1918 г. (григорианского стиля) приказом № 85 атаман Краснов ввел германскую марку в денежное обращение на территории Всевеликого Войска Донского. Её официальный курс был установлен равным 75 копейкам. Германские деньги находились в обращении параллельно с "донской валютой" до декабря 1918 года.

 В.А. Лазарев

Категория: Деньги, финансы | Добавил: admin (04.04.2018)
Просмотров: 97 | Теги: на Дону, 1918 г., Денежный голод | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
КТО ИЩЕТ, ТОТ ВСЕГДА НАЙДЕТ. ИЩИТЕ И ОБРЯЩИТЕ.
Регистрация / Вход
Здравствуйте, гость.
Мы просим Вас зарегистрироваться на нашем сайте, или войти под своим логином для общения на сайте и скачивания файлов.
Закрыть