Главная » Статьи » Статьи » Бонистика

Деникинские лопатки

 «Лопатками» в народе прозвали выпущенные правительством Украинской Народной Республики (УНР), отпечатанные в Киеве и Одессе, знаки государственного казначейства (казначейские знаки), достоинством в 25 и 50 карбованцев. Своё название эти знаки получили за то, что у них, на лицевых сторонах, помещён рисунок селянина с лопатой.
  Такие же знаки в 50 карбованцев печатались и выпускались в обращение командованием воинских формирований Добровольческой армии генерала Деникина в Одессе. Этот южный портовый город дважды захватывался деникинцами и дважды ими печатались и выпускались там украинские казначейские знаки в 50 карб. Эти денежные знаки и назвали тогда в народе деникинскими «лопатками».
  В настоящей статье рассматривается эмиссия деникинских «лопаток», осуществленная во время первого захвата Одессы белогвардейцами, в период с декабря 1918 по апрель 1919 г.
  Впервые власть в Одессе перешла в руки деникинцев 18 декабря 1918 г.
  Незадолго до этого события город был занят войсками Украинской директории — петлюровцами.
  Одесса в ту пору была переполнена беженцами из советской России, среди которых имелось много офицеров бывшей царской армии. Используя это обстоятельство, в Одессе, вполне легально, работали организации, вербующие беженцев в формируемые там воинские части российской Добровольческой армии ген. Деникина.
  Между петлюровцами и деникинцами сразу же установились натянутые отношения: петлюровцы боролись за независимую, самостоятельную Украину, а лозунгом деникинцев была — «единая и неделимая Россия», в состав которой входит и Украина.
  Тем временем, в последних числах ноября в акваторию одесского порта вошли военные корабли Антанты и со дня на день ожидалось появление союзных войск. Первый их эшелон прибыл в одесский порт 17 декабря и в ночь на 18-е началась его разгрузка. Это был французский десант в составе 5 тыс. штыков.
  Петлюровцы, считавшие себя хозяевами города, враждебно встретили войска союзников. Еще в день прибытия кораблей с десантом ими было заявлено, что «если десант будет высажен, директория встретит его огнем».
  В ответ на это французское военное командование приняло решение изгнать петлюровцев из Одессы и использовало для этого уже сформированные в городе воинские части Добровольческой армии под командованием генерал-майора Гришина-Алмазова.
  В результате непродолжительных, но ожесточенных боев петлюровцы были выбиты из Одессы, и 18 декабря власть в городе перешла в руки деникинцев. Гришин-Алмазов был назначен военным губернатором Одессы.
  Будучи территориально оторванными от основных сил Добровольческой армии и не получая от них никакой финансовой помощи, находящиеся в Одессе воинские части деникинцев постоянно испытывали финансовые затруднения. Поэтому, захватив власть в городе, они сразу же заняли и стали использовать в своих целях типографию Е.И.Фесенко, в которой до этого уже были отпечатаны украинскими властями казначейские знаки достоинством в 50 карб. (с серийными номерами от АО 189 до АО 209 включительно).
  Деникинцы организовали в захваченной типографии изготовление казначейских знаков того же номинала, но с серийными номерами от АО 210 и выше. По сути дела, началась подделка украинских денежных знаков.
  Борис Мартос, уже будучи министром финансов правительства Украинской директории, дал этому событию следующую оценку:
  «... в Одессе ... организовалась российская добровольческая армия, которая с помощью французского командования захватила власть в городе, заняла типографию и начала печатать и выпускать в обращение украинские деньги, хотя и не имела на это никакого права».
  Обращающиеся вначале только в пределах Одессы и примыкающих к ней районов, деникинские «лопатки» вскоре проникли и в регионы Украины, контролируемые директорией. Обеспокоенное этим правительство Украинской Народной Республики отправило в Одессу делегацию, перед которой была поставлена задача «...попытаться вывезти оттуда... клише, или хотя бы убедить добровольческое командование, чтобы они печатали свои, а не украинские деньги». В состав делегации входил товарищ министра торговли в правительстве УНР С.В.Бородаевский, которому было поручено передать французскому командованию меморандум следующего содержания:
  «В Одессе находится экспедиция заготовления бумаг, ныне захваченная элементами, не признающими украинского правительства, и администрация экспедиции принуждается к печатанию украинских бумажных денег без отчета перед министерством финансов и без его контроля. Этот способ действия представляется не только незаконным, но и очень вредным для денежной системы. Он тем более недопустим, что элементы, не признающие украинской республики, вместе с тем пользуются денежной её системой и её учреждениями. Ввиду этого обращаемся к командованию союзных войск в Одессе с просьбой, во 1-х принять меры к прекращению незаконного изготовления бумажных денег в экспедиции одесского отделения, во 2-х, передать одесскую экспедицию в распоряжение министерства финансов украинской республики».
  Было заявлено также, что если в Одессе все же будет продолжаться незаконный выпуск украинских денег, то украинское правительство сочтёт себя вынужденным объявить печатавшиеся деникинцами казначейские знаки в карбованцах не имеющими силы и опубликовать Номера серий этих знаков.
  Впрочем, меморандум и заявление не возымели никакого действия, а Бородаевского деникинцы арестовали (чтоб не жаловался!) и больше месяца продержали в тюрьме. Деникинские же «лопатки» продолжали изготавливаться и выпускаться в обращение вплоть до ухода деникинцев из Одессы.
  Иностранная интервенция и власть белогвардейцев продержались в Одессе немногим более четырех месяцев. Уже в марте 1919 г. советские войска подошли к фронту одесской оборонительной зоны. В первых числах апреля этот фронт был прорван, и 6-го апреля советские войска вошли в город.
  Покидая Одессу, войска иностранных интервентов частью грузились на суда, а частью сухим путем, через Бессарабию, уходили в Румынию. Вместе с ними уходили и части Добровольческой армии (бригада ген. Тимановско-го),а также эвакуируемые учреждения и беженцы.
  Как свидетельствовал один из участников этого бегства, у гражданских лиц, прибывших из Одессы в занятый румынами Аккерман, «были только украинские деньги, которые здесь не ходили». Имеется свидетельство и о том, что «украинские деньги ... только и имелись в бригаде» (имеется в виду бригада ген. Тимановского).
  Впоследствии, многие из беженцев вернулись в Россию, на территорию, контролируемую Добровольческой армией. В конце апреля, морем, из Румынии в Новороссийск была доставлена и бригада ген. Тимановского. И все они везли с собой украинские деньги. Преимущественно это были казначейские знаки в 50 карб., большинство из которых составляли деникинские «лопатки».
  Таким образом, начиная с 1919 года на Терек, Кубань и другие территории, подконтрольные Вооруженным силам на Юге России (ВСЮР), всё чаще и всё в больших количествах стали поступать украинские денежные знаки, не имеющие там хождения.
  Доставленные беженцами и приезжающими из Украины, они сразу же теряли свою платёжную силу и не обменивались ни на какие другие, обращающиеся здесь денежные знаки. Нельзя сказать, что со стороны властей ВСЮР не предпринималось никаких попыток помочь приезжим обладателям «украинок», в особенности — беженцам. Уже в первых числах февраля 1919 года Особым совещанием рассматривался вопрос о придании украинским денежным знакам платёжной силы при покупке железнодорожных билетов в пределах территорий подконтрольных ВСЮР. Было даже принято решение «признать имеющими обязательное обращение только билеты достоинством в пятьдесят карбованцев. Прочие же украинские денежные знаки в станционные кассы не принимать».
  Однако, это решение не было утверждено главнокомандующим ВСЮР ген. Деникиным и не вошло тогда в силу.
  Прошло немногим более двух месяцев, и Особое совещание вынуждено было вернуться к рассмотрению вопроса об украинских денежных знаках. Побудительным мотивом к этому послужило взятие Одессы советскими войсками в апреле 1919 года. Покинувшие тогда город и одесский оборонительный район, части генерала Тимановского, эвакуировавшиеся из Одессы учреждения, организации и многочисленные беженцы вывезли с собой такое количество украинских денег, что вопрос о судьбе последних обсуждался уже на нескольких заседаниях Особого совещания.
  И снова «Срочным постановлением Особого совещания» от 16(03).04. 1919 г. разрешение свободного обращения «украинок» на территориях, подконтрольных ВСЮР, было отложено на неопределенный срок. Допускался лишь ограниченный их обмен на имеющие хождение на этих территориях денежные знаки (общероссийские, донские и др.).
  Воинским частям этим постановлением разрешалось обменивать украинские деньги в объеме месячной потребности этих частей; отдельным воинским и гражданским чинам, находящимся на службе, — на сумму, равную двухмесячному окладу их содержания, а «для частных лиц — беженцев, не служащих в частях и управлениях ... обмен карбованцев допускался в течение двух месяцев не свыше одной тысячи (1000) карбованцев в месяц на одно лицо».
  В связи с тем, что украинские денежные знаки не получили тогда права хождения на территории, занимаемой Вооруженными силами на Юге России, они постепенно, разными путями стали уходить туда, где их принимали - на Украину. Среди этих денежных знаков было немало и украинских казначейских знаков, изготовленных в Одессе деникинцами.
  Увеличивающийся поток деникинских «лопаток», поступающих в УНР, принудил правительство Украинской директории еще раз заявить о своем намерении объявить их фальшивыми. Министр финансов Б.Мартос в интервью корреспонденту УТА1 от 12 июля 1919 г. сообщил, что «министерство финансов полагало бы необходимым при наступлении нормальной политической обстановки совсем изъять из обращения эти денежные знаки».
  А уже 25 июля того же года было опубликовано официальное обращение министерства финансов:
  «К населению Украинской Народной Республики.
  В последнее время в городах и селах Украины, в лавках и на рынке, появилось большое количество так называемых одесских денежных знаков в 50 (пятьдесят) карбованцев с литерами АО и номерами 210,211,212 и выше.
  Эти деньги, как выяснило Министерство Финансов, были напечатаны добровольцами в городе Одессе, а может быть и теперь еще печатаются, и Украинским Державным Банком не выпускались.
  Поэтому, все денежные знаки в 50 карбованцев, которые имеют отличия в виде: литер «АО» и № 210,211,212 и выше, и которые были подделаны по образцу нашего знака Державного Казначейства в 50 карбованцев, державным Банком признаются за фальшивые и с сего времени кассами Банка и Казначейств, как и вообще казенными кассами, в причитающиеся им платежи приниматься не будут.
  Министр Финансов Б.Мартос.»
  Этим обращением к населению окончательно запрещалась хождение деникинских «лопаток» на территории УНР.
  Следует отметить, что эмиссионная деятельность деникинцев, во время первого их пребывания в Одессе, тесно переплеталась с аналогичной деятельностью предшествующих (украинские власти) и последующих (советские власти) эмитентов.
  Имеется документальное подтверждение того, что деникинцы тогда эмитировали не только отпечатанные ими деникинские «лопатки», но также выпускали в обращение и захваченные в хранилищах одесской конторы Госбанка казначейские знаки в 50 карб., изготовленные в Одессе украинскими властями.
  В свою очередь, и это видно из таблицы, часть деникинских «лопаток» попала в руки советских властей и была ими выпущена в обращение.

  СПРАВКА
  на 17 апреля 1919 года

Таблица 1
 О сданных в Одесскую Контору Государственного Банка Одесским отделением Экспедиции Заготовления Украинских Казначейских знаков — карбованцев 25 р. и 50 р. достоинства

 19 апреля 1919 г.
  Директор (подпись)
  Ст. контролер (подпись)
  Верно: За делопроизводителя (подпись)

  В Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) имеется «Справка...» одесской конторы Госбанка, в которой содержатся сведения, подтверждающие изложенные выше факты. Фрагмент из этой «Справки ...» приведен в статье в виде табл. 1. Некоторые к ней пояснения:
  «Справка ...» охватывает период деятельности одесской конторы Госбанка с лета 1918 по 17 апреля 1919 года. За указанное время в Одессе несколько раз менялись власти, и, в соответствии с этим, таблица разбита на три колонки, в каждой из которых отражена эмиссионная деятельность одной из этих властей:
  а) период до 19 декабря 1918 года: эмиссионную деятельность в Одессе осуществляли украинские власти;
  б) период с 19 декабря 1918 г. и до 9 апреля 1919 года: власть в Одессе принадлежала деникинцам. В это время печатались и выпускались деникинские «лопатки»;
  в) период после 9 апреля: в Одессе установлена советская власть, и с 10 апреля начал свою деятельность Народный банк.
  1. Фактически советские войска вошли в Одессу 6 апреля.
  Из таблицы видно, что деникинцы, за время своего первого пребывания в Одессе, выпустили в обращение украинские казначейские знаки достоинством в 50 карб. на сумму в 687.150.000 карб. Указано также, что казначейских знаков этого номинала (деникинских «лопаток») за это же время ими было изготовлено всего лишь на сумму в 523.450.000 карб. Т.е. выпущено в обращение было больше, нежели изготовлено! Анализ приведенных в таблице данных позволяет объяснить это кажущееся несоответствие.
  Дело в том, что украинские власти просто-напросто не успели выпустить все изготовленные ими в Одессе казначейские знаки. Часть этих денег попала в руки деникинцев, а те, испытывая денежные затруднения, пустили эти знаки в обращение.
  В цифрах (см. таблицу) это выглядит следующим образом:
  — украинские власти изготовили в Одессе (до момента захвата города деникинцами — 18.12.1918 г.) казначейских знаков в 50 карб. на сумму в 1.090.750/000 карб.
  — эти же власти до 18.12.1918 г. выпустили в обращение казначейских знаков в 50 карбованцев на сумму в 855.000.000 карб.
  — остались невыпущенными украинскими властями, попали в руки деникинцев и были ими эмитированы казначейские знаки в 50 карбованцев на сумму в 235.750.000 карб.
  Теперь становится ясным и состав выпущенных в обращение деникинцами 687.150.000 карб. (в купюрах по 50 карбованцев). Это:
  — изготовленные украинскими властями 235.750.000 карб.;
  — деникинские «лопатки» 451.400.000 карб.
  Остальные деникинские «лопатки» в сумме 72.050.000 карб. из-за поспешного отступления деникинцев из Одессы не были выпущены ими в обращение и попали в руки советских властей.
  Есть основания полагать, что изготовленные украинскими властями казначейские знаки в 50 карб., которые были захвачены и выпущены деникинцами в обращение, имели серийные номера, не превышающие АО 209, и на этом основании они признавались украинскими властями.
  Что касается серийных номеров деникинских «лопаток», напечатанных деникинцами во время первого пребывания в Одессе, то достоверно их установить не удалось. Известно лишь, что изготовление этих денежных знаков началось с серии АО 210.
  Используя аналогию с эмиссионной деятельностью в Одессе украинских властей, попытаемся, хотя бы ориентировочно, определить количество и номера серий деникинских «лопаток».
  В «Справке...» указано, что украинские власти в 1918 году изготовили в Одессе казначейских знаков достоинством в 50 карб. на сумму в 1.090.750.000 карб. В то же время известно, что все эти знаки были разбиты на 21 серию: от АО 189 до АО 209 включительно. В среднем — по 52 млн. в каждой.
  Если принять, что такой же порядок разбивки на серии сохранялся и при изготовлении деникинских «лопаток», то не сложно подсчитать, что во время первого присутствия деникинцев в Одессе ими было изготовлено этих денежных знаков около 10 серий: от АО 210 до АО 219 включительно.
  Деникинские «лопатки» имели хождение на территории УНР только до конца июля 1918 года. В опубликованном тогда обращении министерства финансов УНР «К населению Украинской Народной Республики» они объявлялись «фальшивыми» и не имеющими там права хождения.
  Эти знаки ходили в Крыму и на территории Украины, занятой войсками Добрармии. Они продолжали там обращаться и после установления в этих регионах советской власти и принимались на всей территории УССР.
  Окончательно деникинские «лопатки» были изъяты из обращения «Декретом Совета Народных Комиссаров УССР на аннулирование разменных знаков, выпущенных в обращение бывшими украинскими правительствами.»
  Этот декрет был принят в Харькове Советом Народных Комиссаров УССР 8 мая 1920 года и устанавливал, что деникинские «лопатки» (в числе многих других, перечисленных в декрете денежных знаков) «считаются аннулированными на всей территории УССР». Одновременно указ запрещал и всякий обмен этих денежных знаков на общероссийские и советские деньги.

 Артемьев А.Ю.

Категория: Бонистика | Добавил: admin (09.02.2018)
Просмотров: 18 | Теги: Деникинские лопатки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
КТО ИЩЕТ, ТОТ ВСЕГДА НАЙДЕТ. ИЩИТЕ И ОБРЯЩИТЕ.
Регистрация / Вход
Здравствуйте, гость.
Мы просим Вас зарегистрироваться на нашем сайте, или войти под своим логином для общения на сайте и скачивания файлов.
Закрыть